Личный кабинет

E-mail:

Пароль:

Войти

Регистрация || Забыли пароль?

Институт Ремонт квартир в Голицыно Центр отдыха Голицыно

Жители Голицыно

Виктор Виктор
Заранков


Активист движения "Голицыно - наш город!"
Яндекс.Погода
22 ноября 2008

Большая политика в маленьком городе

Подмосковный город Голицыно получил широкую известность осенью прошлого года. Ситуация, в которой оказался город – стандартная для многих малых городов. Глава района решил, что незачем с 1 января 2009 года делиться полномочиями с поселениями. Аргументация у Одинцовского Главы – тоже далеко не оригинальна: мол, лучше быть населению под его мудрым и всевидящим оком, чем самим жителям управлять городом. Даешь, короче, районную вертикаль власти!

Федеральный закон № 131 предусматривает передачу основных полномочий с уровня районов на уровень поселений. Суть муниципальной реформы – приближение власти к народу и понижение коррупциогенности принимаемых на местном уровне решений. Большинство российских регионов уже реализовали положения этого закона, не дожидаясь крайнего срока – 1 января 2009 г.. В Московской же области чиновники решили тянуть до последнего, надеясь как-нибудь обойти положения закона.

В Одинцовском районе властям очень хотелось ничего не менять после 01.01.2009, поэтому был придуман обходной маневр: превратить муниципальный район с 6 городскими и 10 сельскими поселениями в городской округ. Для проведения подобной аферы требовалось преобразовать все городские поселения в сельские (по закону в составе городского округа может находиться лишь один город).

Чиновники хором стали повторять горожанам: «Самостоятельный бюджет посадит Голицыно на голодный поек! По миру пойдете!». Замечу, однако, что речь идет о самом богатом районе в Российской Федерации, чей годовой бюджет составляет свыше 6 миллиардов рублей – не каждый субъект Федерации таким может похвастаться. Вот в Тамбовской и других областях поселения живут уже давно со своим бюджетом, а Подмосковье – это ж какая дыра, однако! Прям-таки Долина Нищих. Денег точно не хватит. Да и самой дорогой землей в государстве (Рублевка и окрестности), разумеется, поселения Одинцовского района не смогут правильно распорядиться. Того и гляди: будут продавать гласно и открыто, на аукционе, а не быстренько и тихонько «нужным людям», как это происходит порой сейчас.

Аналогичные ситуации, когда чиновники пытаются найти лазейки, чтобы не передавать на уровень поселений полномочия, происходят сплошь и рядом. Только в Подмосковье поселения отменены в Домодедовском и Балашихинском районах. Эти районы стали городскими округами, где местное самоуправление, предусмотренное Федеральным Законом ФЗ-131, фактически ликвидировано. Город Сходня прекратил свое существование, когда его проглотили Химки. Процессы по свертыванию самоуправления идут сейчас в Иркутской, Калиниградской, Белгородской и других областях.

Ничего оригинального в идее Главы Одинцовского района А.Г.Гладышева, в общем-то, не было. Просто превратить муниципальный район в городской округ. Тогда никаких поселений, никаких Советов на уровне городов и сел – все решалось бы привычно, тихо и единолично – в райцентре. Конечно, сложно себе представить, что в таком случае городской округ Одинцово будет по площади больше города Москвы. Но в Домодедово подобному преобразованию не помешало даже решение Верховного Суда, признавшего незаконным такую конструкцию. Так что все путем!

История обычная. Вот только завершилась она нестандартно: жители в этой борьбе победили. Ликвидация поселений (и города Голицыно, в частности) намечалась чиновниками на 2 декабря прошлого года, потом на 2 марта, затем на 25 мая этого года. Не вышло. Теперь поселения готовятся к принятию полномочий. А чиновники недоумевают: что это было, почему не вышло по-ихнему? Что за аномалия?

ГОЛИЦЫНСКАЯ АНОМАЛИЯ

Все началось в 2005 году. В отличие от окрестных сельских поселений, в городе Голицыно 6 из 15 депутатов городского Совета были избраны, преодолев административный ресурс. Это вообще общероссийская тенденция: в городах охотнее голосуют за оппозицию, чем на селе. Чем выше уровень образования и экономической самостоятельности, тем слабее результаты голосования за чиновников.

Когда на областных выборах Голицыно дало невысокие (хотя и далеко не самые слабые в регионе) показатели за «Единую Россию», Глава района вызвал Председателя городского Совета Виктора Полякова и устроил ему разнос: «Это как вы работаете! Вот, посмотрите, - в соседнем колхозе как надо проголосовало 80%, а в Голицыно – в два раза меньше!». На что Председатель Совета, агитировавший по должности за «едросов», лишь развел руками: «А что я могу поделать? У НАС ЛЮДИ-ТО ГРАМОТНЫЕ!».

Значительную часть жителей города составляют офицеры, преподаватели Голицынского Пограничного Института ФСБ РФ, на которых местная власть влияния не имеет. Также много голицынцев работает в Москве. Всего 40 минут на электричке от станции Голицыно – и за окном белокаменная. Административный ресурс бессилен требовать подчинения от людей, работающих в другом субъекте Федерации. Повлиять на выбор людей, интеллектуально и материально не зависящих от местных властей, крайне тяжело. Вот и городской Совет избран был ершистый, независимый, со своим мнением.

Первый шок у районных властей был после допуска журналистов на заседания голицынского Совета. Причем, при горсовете аккредитованы были корреспонденты не какой-нибудь, а самой оппозиционной в районе газеты «Открытый доступ». Все местные парламенты Одинцовского района, включая районный Совет, проводят свои заседания закрытыми от независимых СМИ. И только голицынский Совет решил открыться перед общественностью. Впрочем, тут можно говорить скорее об аномалии Одинцовских властей, запрещающих присутствие на заседаниях представителей газеты, аккредитованной при Государственной Думе и Совете Федерации (об этом в июне 2007 г. уже писала «Новая газета» в статье «Секретные депутаты»).

Автору этих строк удалось побывать на семинаре Московской Школы Политических Исследований в Стокгольме. Что удивило: в Городской ратуше Стокгольма зал заседаний депутатов оборудован специальной галеркой для жителей. Любой желающий с улицы может прийти и послушать дебаты народных избранников. Ну хоть бы полицейского, что ли, поставили для приличия на входе! Приходи, слушай – полная открытость городского парламента. А в городе Сёдертале, где производятся шведские грузовики «Скания», для местной администрации строится здание с огромными окнами, от потолка до пола. Учитывая нелюбовь шведов к шторам, любой прохожий сможет увидеть со стороны, чем занимаются чиновники на своем рабочем месте. Но, боюсь, шведская модель самоуправления не приживется в России: слишком мало у нас шведов.

Нам, в отличие от нейтральной и бедной на ресурсы Швеции есть что скрывать на федеральном уровне: ядерное оружие, огромная армия, природные богатства. Но зачем устраивать конспиративные посиделки из обсуждения городских вопросов? От кого и что скрывать? Решаем-то вопросы городского значения: коммунальное хозяйство, благоустройство дворов, работа администрации.

Второй шок получили власти весной прошлого года. Еще бы: депутаты посягнули на святая святых – материальное благополучие Главы города Андрея Шевченко, отказавшись утвердить ему ежемесячную 100% премию по результатам работы. Подавляющее большинство депутатов решило, что работали чиновники удовлетворительно, поэтому премию выдавать не за что. До сих пор Голицыно остается единственным населенным пунктом в Одинцовском районе, где своего Главу местный Совет наказал рублем.

Вот такая аномалия голицынская получилась. И это в районе, где все решения привычно принимаются за закрытыми дверями при единодушном «одобрямсе».

КАК ГОРОД НЕ ЗАХОТЕЛ СТАНОВИТЬСЯ ДЕРЕВНЕЙ

В первых числах октября 2007 года все депутаты голицынского Совета получили телефонограммы: «Явиться на внеочередное заседание Совета депутатов по вопросу о преобразовании города Голицыно в сельский населенный пункт. Явка строго обязательна: на заседании будет лично присутствовать Глава Одинцовского района Александр Гладышев». Документы будут выданы непосредственно перед заседанием. Решение надо принять в экстренном порядке, чтобы назначить референдум о преобразовании города в село на 2 декабря, одновременно с выборами в Государственную Думу.
Однако депутаты засомневались: что стоит за спешкой и кому это надо? Жителям города – не надо точно. Понижение статуса подразумевает иное финансирование объектов соцкультбыта, чем у города. И к тому же: почти двадцать тысяч человек вынуждены будут ставить в паспорта новые штампы, если Голицыно станет сельским населенным пунктом.

В комитете по местному самоуправлению ГосДумы эксперты подтвердили: затея понизить статус города до села незаконна, как незаконно и само преобразование муниципального района в городской округ.

Вот что удивительно: районные чиновники пытаются обойти закон, принятый парламентским большинством и подписанный Президентом. Критикуя Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», они выражают недоверие Президенту, который этот закон одобрил, а также всему составу ГосДумы. Куда там «оранжевым революционерам» до Одинцовских властей! Если кто и подрывает авторитет федеральных органов власти, то инициатива Главы самого богатого района страны это делает эффективнее всех «маршей несогласных», вместе взятых. Того и гляди, Каспаров с Лимоновым без работы останутся.

Половина депутатов города Голицыно приняла решение бороться за то, чтобы федеральное законодательство выполнялось на местном уровне. Чтобы город Голицыно (с 17-ти этажными домами-то!) не был понижен до статуса деревни. Чтобы впервые с 1993 года появилась возможность наконец-то начать решение накопившихся в городе проблем. Депутаты решили не принимать незаконное решение и не являться на внеочередные заседания, лишив их таким образом кворума. Наступление на местное самоуправление где-то должно было захлебнуться. И оно было остановлено именно в Голицыно.

ОХОТА НА ДЕПУТАТОВ

Глава Одинцовского района Александр Гладышев – один из «старожилов» на посту руководителя района в Подмосковье. Заняв руководящую должность еще в 1990 году, он смог пережить горбачевскую, ельцинскую, а теперь и путинскую эпохи. Справедливости ради, надо отметить его бескомпромиссную позицию, когда в августе 1991-го открыто выступил против ГКЧП. И даже лидер подмосковного СПС Борис Надеждин еще три года назад мне сказал: «Вам повезло в Одинцовском районе с Главой, я знаю его как человека искренних демократических убеждений».

Сложно сказать, что случилось с убеждениями: то ли многолетнее подобострастие окружения испортило человека, то ли страх расставания с огромными полномочиями перевесил. Во всяком случае, Глава района приехал лично на заседание голицынского Совета Депутатов (впервые за все годы существования Совета!), дабы проконтролировать процесс принятия решения. Все остальные Советы городских поселений в районе сделали себе добровольное харакири без сучка и задоринки.

А вот в Голицыно – опять аномалия. Сам Глава района приехал в администрацию, но зал заседаний Совета депутатов полупустой. Пришли депутаты из числа сотрудников муниципальных учреждений, пришли подконтрольные бизнесмены, но кворума для принятия решений нет. Зато в почтовых ящиках голицынцев уже лежал спецвыпуск газеты «Одинцовский Курьер», посвященный наступлению чиновников на местное самоуправление. Город забурлил.
Районный Глава был взбешен сопротивлением маленького города, посмевшего заявить претензии на свои законные права. Тем не менее, в течение следующей недели несогласным Голицынским депутатам были предоставлены неопровержимые аргументы административного ресурса. Заместитель Главы администрации Сергей Камолов мне в личной беседе заявил: «На тебя, Дуленков, возбуждается уголовное дело и тебя посадят, если будешь и дальше упорствовать».

Сначала в редакцию газеты «Одинцовский Курьер» пришли сотрудники милиции. Началась проверка финансовых документов, призванная убедить автора этих строк в своей неправоте. Не стоит и говорить, что редакция была вынуждена покинуть офис в течение трех дней и следующий номер «Курьера» верстался уже на квартире одного из журналистов. Не остались без внимания и рекламодатели: видимо, УБЭП заподозрил крупномасштабную аферу при издании газеты, едва сводившей концы с концами. К рекламодателям явились проверяющие из милиции. Намекали ли они, что не стоит давать больше рекламу в независимую газету, утверждать не берусь. Расследование, проводимое сотрудниками УБЭП, продолжалось почти полгода. Единственным осязаемым результатом бурной деятельности правоохранительных органов явилось прекращение выпуска «Одинцовского Курьера». Нарушений так и не было выявлено.

Символично: 30 октября 2007 г., в День памяти жертв политических репрессий, Президент России Владимир Путин возлагал цветы к мемориалу жертвам сталинских репрессий в Подмосковье. В этот же день в этой же Московской области прекратила выход газета «Одинцовский Курьер», не выдержавшая репрессий в начале XXI века.

Другая группа сотрудников УБЭП приступила к выемке документов на предприятии, где ранее работал Председатель голицынского Совета Виктор Поляков. Предприятие также было парализовано проверками, а сотрудники написали заявления об уходе. Компромат на главу городского парламента найти так и не удалось, уголовное дело развалилось в самом начале. Тем не менее, предприятие прекратило свое существование, а имущество перешло в другие, более лояльные, руки.

Дальше – детектив. Несогласные депутаты вынуждены были «уйти в подполье». На их поиски были брошены лучшие силы местной милиции. УВД изучало все возможные варианты, где можно найти народных избранников, чтобы убедить их явиться на Совет депутатов. По адресам всех шести депутатов направились милиционеры. Если на вызовы жителей города дежурный Голицынского отделения милиции порой отвечает: «Выехать на соседнюю улицу не можем, потому что машин нет, сотрудников нет, бензина нет», то для того, чтобы поехать к моим родственникам в Калугу (350 км в оба конца!) внезапно появились и свободные сотрудники, и машина, и бензин. Чудеса, да и только! Наша милиция способна на подвиги, если ее сильно попросить.

Однако, эффект от такой войны с депутатами был обратным: обо всех репрессиях маленький город узнавал в тот же день через «сарафанное радио» и листовки депутатов. Жители возмущались и негодовали. На встречах на предприятиях чиновников не слушали и освистывали. А своих депутатов голицынцы укрывали, давая гонимым кров и хлеб. В приватных разговорах сами сотрудники Голицынского горотдела милиции выражали поддержку борющемуся Совету. Все по закону физики: сила действия равна силе противодействия.

К тому же, в федеральные и международные структуры пошли заявления горсовета о правовом беспределе, творящемся всего в 30 км от МКАД. Быстро отреагировали столичные журналисты. Волна публикаций в СМИ стала «вторым фронтом», который давил на районные власти. Каждый удар по депутатам Голицына отзывался эхом в пресс-релизах Штаба защиты города. Чиновникам не повезло: среди шести несогласных депутатов оказалось двое журналистов. В итоге, из-за общественного резонанса все репрессии оборачивались против чиновников.

ФАЛЬШИВЫЙ ПРОТОКОЛ

Захватывая предприятия, «черные рейдеры» не брезгуют подделкой документов. Так же поступили и чиновные рейдеры, нацеленные на захват дорогой подмосковной земли в виде муниципального образования «городское поселение Голицыно».

Когда стало очевидным, что депутатов сломить не удастся, городская администрация пошла на явный криминал: протокол Совета депутатов был попросту подделан. Для правдоподобия подделку заверил своим автографом Глава города А.Н.Шевченко, а для солидности поставил печать администрации (заметим: на протоколе якобы прошедшего заседания отсутствуют печать Совета, подпись Председателя и протокол не поступил в делопроизводство Совета депутатов). Так исполнительная власть нашла способ обойти непокорную законодательную.

Понятно, на что рассчитывали чиновники, совершая деяние, которое может быть квалифицировано по ч.2 ст.286 УК РФ («превышение должностных полномочий»): быстренько провернуть референдум, пока идут выборы в ГосДуму, а 3 декабря проснутся граждане уже без местного самоуправления, в сельском населенном пункте Голицыно, поглощенном городским округом Одинцово. И прокуратура испугается возбуждать уголовное дело против Главы города, находящегося под покровительством руководителя самого важного района страны.

Копию этого фальшивого протокола я случайно увидел лишь спустя полгода. Оказывается, Глава города не нашел ничего лучшего, чем вписать в число присутствующих для кворума автора этих строк! В списке присутствовавших значится также и другой депутат, который на тот момент находился на отдыхе в Египте.

О подделке протокола голицынского Совета и незаконности назначения референдума тут же узнал весь город. Обращение Председателя Совета получил каждый голицынец в почтовый ящик. Разумеется, дело было возбуждено. Думаете, по факту подделки документов Совета? А вот и не угадали: дело было возбуждено против Председателя городского Совета. Дело дошло до суда и руководителю городского парламента был присужден штраф. С точки зрения Одинцовского суда, разоблачать фальсификации чиновников можно было исключительно за счет средств фонда по проведению референдума, созданного этими же чиновниками. Это вполне «по понятиям», прижившимся в Одинцовском районе: незаконно все, что не устраивает районную власть. Зато фальсификации и махинации, проводимые этой властью, ни милиция, ни прокуратура в упор не замечают.

Впрочем, не отреагировали на наши обращения ни губернатор Московской области Борис Громов, ни Центральная Избирательная Комиссия. Назначенный по фальшивому документу референдум активно готовился, бюджетные средства расходовались, началось досрочное голосование.

Несмотря на вопиющий беспредел, творимый чиновниками (а может, благодаря именно ему), ситуация в городе выходила из-под контроля властей. Впервые за всю историю Голицына люди стали собираться на массовые встречи со своими избранниками.

«СМОЖЕШЬ ВЫЙТИ НА ПЛОЩАДЬ В ТВОЙ НАЗНАЧЕННЫЙ ЧАС?»

Встречи депутатов с избирателями по месту жительства – это не только право, но и обязанность депутатского корпуса. Дворовые встречи проводят депутаты, пожалуй, во всех городах страны.

Но встречи, проводимые борющимися депутатами, стали собирать сотни людей и напоминать митинги протеста. Негодование жителей эмоционально выплескивалось на улицы (кстати говоря, подобного протеста тихое Голицыно еще не видело за всю свою столетнюю историю). И это понятно: когда власти тупо игнорируют законы, подделывают документы и не замечают общественное мнение, граждане выходят протестовать против таких властей. Обычные уличные встречи: без звукоусиления, без транспарантов и флагов, приводили в трепет чиновников. Прекратить такие народные волнения решили кардинально. После одной из таких встреч были задержаны милицией двое депутатов: Олег Михалапов и автор этих строк. Представьте: ноябрьский воскресный вечер. Специально для того, чтобы осудить народных избранников, из дома в десятом часу вечера выходного дня привозят мирового судью. Судья просто изумлена, когда узнает, что люди в наручниках – это депутаты городского Совета и им вменяется в вину встреча с жителями в свое избирательном округе. Естественно, судья постановила снять наручники и отпустить депутатов домой, перенеся разбирательство на следующий день. Милиционеры несколько раз переспросили, не ошибается ли она? Но в коридор суда начали прибывать на защиту депутатов возмущенные жители, дело начало принимать нежелательный для стражей порядка поворот и депутаты все-таки оказались на свободе. В качестве вещественных доказательств противоправной депутатской деятельности у меня изъяли пачку листовок с текстом телепрограммы «Реальная политика» на НТВ, где Вячеслав Глазычев, член Общественной палаты, рассказал о ситуации в городе Голицыно. Сотрудники милиции, изымая листовки, выполняли чей-то приказ и прочитать не удосужились. Мировой судья вскоре постановил листовки уничтожить. Видимо, чтобы людей не смешить такими «уликами».

На следующий день мы, наивные законопослушные депутаты, вновь появились в суде. Мы собирались доказать, что собрание граждан по месту жительства не является митингом и, соответственно, не является правонарушением. Подтвердить нашу невиновность были готовы десятки свидетелей, собравшихся в суде. Мировой судьи долго не было. Оказалось, что ее неожиданно вызвали к районному руководству. Зато возле суда припарковалась милицейская машина из райцентра, чтобы доставить «опасных преступников» в СИЗО.

Когда судья наконец-то прибыла, мы ее не сразу узнали. Спокойная и уверенная женщина переменилась в лице, побледнела и лихорадочно, в спешке открыла судебное заседание. Видимо, сказалось общение с вышестоящим начальством. Ходатайства о привлечении свидетелей защиты все отвергались, ходатайство о переносе заседания на более поздний срок также не удовлетворено. Зато в деле были показания свидетелей исключительно из числа сотрудников администрации и милиции. В перерыве мне прошептали в коридоре: «Дано указание тебя упрятать за решетку на 15 суток, чтобы в СИЗО выбить нужные подписи».

Из зала суда меня увезла «Скорая помощь»: сказалась двухмесячная нервотрепка, резко подскочило давление. Мой коллега Олег Михалапов был тоже госпитализирован. Коллеги перевезли нас из Одинцовской больницы в другую, за пределы района. Копии больничных листов мы направили в суд и ходатайствовали о переносе рассмотрения дела. Однако нас стали активно разыскивать. Так же, как и остальных «несогласных» депутатов.
В последнюю неделю перед референдумом оставшиеся депутаты вынуждены были выехать за пределы района, в том числе вместе с женами и детьми: «охота на депутатов» вступила в завершающую стадию с угрозами со стороны криминальных структур.

Надо сказать, что даже после референдума меня не оставили в покое. Как только в конце декабря я зашел в Совет депутатов на несколько минут, чтобы дать интервью телекомпании ТВЦ, кто-то из «доброжелателей» из числа сотрудников администрации вызвал наряд милиции, чтобы задержать неуловимого депутата Дуленкова. В присутствии телевизионщиков ломать двери представительного органа власти наряд милиции не посмел (хотя под сильными ударами стеклянная дверь здорово звенела). А звонок в Службу собственной безопасности Московской области заставил ретироваться стражей порядка несолоно хлебавши. Этот эпизод с попыткой штурма голицынского Совета не попал в сюжет телепрограммы «Крестьянская застава» на ТВЦ. Мне кажется, телезрители много потеряли. Детективы отдыхают.

ВАЖНО, КАК ГОЛОСА СЧИТАЮТ

2 декабря в городе Голицыно на избирательных участках был полный аншлаг: жители шли голосовать за сохранение города. Результаты этого голосования были заранее известны чиновникам и меры были заблаговременно приняты. Подсчет голосов по референдуму происходил без наблюдателей вообще. Почему? Бюллетени выносили в отдельную комнату, а желающих проконтролировать этот процесс грубо выталкивали.

Как в этих комнатах подсчитывали бюллетени, посему остается тайной. Но вот что интересно: количество испорченных бюллетеней по референдуму в двадцать с лишним раз больше, чем граждане испортили при голосовании в Государственную Думу. Причем, испорчены все они были одинаково: вторая «галочка» ставилась другой пастой, причем везде одинаковой.

И еще один уникальный факт, обнародованный после этой хитрой «обработки» бюллетеней: количество проголосовавших на выборах в федеральный парламент оказалось значительно меньше, чем явившихся на референдум по статусу города. Трудно представить, что сотни голицынцев, явившись на избирательный участок, дружно отказались брать бюллетень по выборам в Государственную Думу. И это при том, что около полутора тысяч военнослужащих срочной службы в референдуме не имели права участвовать. Стало быть, наоборот, бюллетеней по референдуму должно быть, по крайней мере, на полторы тысячи меньше, чем по выборам депутатов ГосДумы.

Официальные итоги были таковы: 4813 голосов за село и 4096 за город.

Муниципальные рейдеры могли праздновать победу над своими жителями. Но «пир победителей» испортил Лесной городок. Глава этого городского поселения Валентина Хмелевская отказалась фальсифицировать результаты голосования. Ни давление, ни угрозы жизни и здоровью не смогли поколебать решимости Главы Лесного городка отстоять права своих земляков. Срочная телеграмма была отправлена Генеральному прокурору Юрию Чайке: «Глава Одинцовского района Гладышев через своего руководителя администрации Абраменко угрожает мне расправой. Заместитель руководителя администрации Камолов принимает меры изменить результаты голосования референдума. Я опасаюсь за свое здоровье. Прошу Вашей защиты». Спустя сутки поражение районных властей в Лесном Городке было официально признано.

К тому же, неожиданно вмешалась Большая Политика. Ходят слухи, что местному самоуправлению помогло выдвижение кандидатом в Президенты РФ Дмитрия Медведева, который неукоснительному соблюдению законодательства отдает приоритет.

КАК БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА СПАСЛА МАЛЕНЬКИЙ ГОРОД

Общественный резонанс был настолько силен от сопротивления маленького города, что замолчать проблему не получилось. Постоянные пресс-релизы сообщали обо всех перепетиях этой борьбы в сотни редакций, публикации шли как в России, так и за рубежом. Возник сайт golitsyno.info, державший в курсе событий всех сочувствовавших борьбе голицынцев. Дмитрию Козаку во время визита в Совет Европы был задан вопрос о ситуации с ликвидацией местного самоуправления в Одинцовском районе. На что министр регионального развития ответственно заявил, что держит ситуацию под контролем и не допустит нарушения Европейской Хартии о местном самоуправлении, подписанной Российской Федерацией. Затем Конгресс местных властей Совета Европы в лице Председателя Яна Микаллефа направил запрос в МИД России по проблеме Одинцовского района.

Главу Одинцовского района Александра Гладышева для беседы вызвал к себе Игорь Шувалов (тогда еще помощник Президента). Подробности этого сурового мужского разговора приводить не берусь. Есть информация, что «наверх» был приглашен и губернатор Московской области Борис Громов.
11 апреля проблема Одинцовского района обсуждалась на пленарном заседании Государственной Думы.

Видимо, для местного Одинцовского правителя были найдены нужные слова. Город Голицыно остался городом. О непонятном референдуме все чиновники дружно «забыли». Поселения Одинцовского района готовятся сейчас к принятию тех полномочий, которыми наделены все муниципальные образования этого уровня в подавляющем большинстве регионов страны и которых их планировали лишить еще в конце прошлого года.

ПОСТФАКТУМ

Не могу не сказать о самом интересном: как сложилась судьба героев этой статьи. Против Главы администрации Одинцовского района Зои Абраменко было возбуждено уголовное дело и она отстранена от занимаемой должности. Новым Главой администрации неожиданно для районных чиновников стал «варяг», выходец из президентских структур Николай Кондратюк.

Заместитель главы администрации Сергей Камолов свою должность сохранил, уйдя в декретный отпуск по уходу за ребенком. В администрации его давно уже не видели.

Глава Одинцовского района Александр Гладышев, лишившись доверенного Главы администрации превратился просто в Главу, возглавляющего районный Совет депутатов. Закон о местном самоуправлении не дает ему существенных полномочий и превращает в «свадебного генерала». В следующем году Александр Гладышев планирует снова участвовать в выборах Главы района, чтобы, видимо, на своем посту пережить уже четвертого Президента. Да, недавно он лично решил со мной познакомиться и при первой же возможности с интересом пожал руку своему выжившему политическому противнику.
Начальник Голицынского отдела милиции отправлен в отставку. За что – не очень понятно. Одни говорят, что за излишнее рвение при задержании депутатов. Другие считают – за неспособность посадить за решетку народных избранников.

Девять депутатов голицынского Совета, подконтрольные администрации, написали заявления о сложении своих полномочий и передали их в районный суд. По непонятной причине заявления из суда отозвали, но полгода эти недодепутаты отказывались являться на заседания Совета депутатов по причине написанных заявлений. Когда я спрашивал у директора голицынской школы №1 Татьяны Одинцовой, считает она себя депутатом или уже не депутат, в ответ услышал: «Не знаю, надо у Андрея Николаевича, Главы города, спросить».

Непокорным депутатам мировой судья заочно назначила штрафы «за организацию несанкционированного митинга». К депутату Михалапову, отказавшемуся платить 2000 рублей, уже приходили судебные приставы описывать имущество.

Мне пришлось пережить не самые приятные три месяца, когда моей семье приходилось сидеть без копейки денег после закрытия газеты. Теперь бизнес удалось наладить другого формата. Но офис находится уже за пределами Одинцовского района. На всякий пожарный.

Районная прокуратура трижды пыталась возбудить уголовное дело против Главы города Голицыно по факту фальсификации протокола Совета депутатов. Все показания имеются со стороны депутатов и мое в частности, чтобы сделать вывод о подложном протоколе. Но чья-то невидимая рука каждый раз не дает районной прокуратуре посчитать до десяти: был ли кворум (десять депутатов) 17 октября прошлого года в голицынском Совете во время назначения референдума? В приватных беседах представители правоохранительного ведомства недоумевают: «Ну отстояли вы город, что вам еще нужно? Зачем ворошить прошлое? Вы же понимаете, что Глава города не пошел бы на фальсификацию без индульгенции из района. Он и так пострадавшее лицо, выполнившее чужую волю».

Да, город удалось отстоять. Закон о местном самоуправлении будет работать в полном объеме во всем Одинцовском районе. Но вот какие вопросы не дают спокойно забыть о прошедшем противостоянии прошлой осени: неужели для защиты законности в нашей стране обязательно надо расплачиваться бизнесом, нервами, опасаясь сотрудников милиции и провокаций? Доколе ради торжества закона в отдельно взятом районе должны вмешиваться на уровне Совета Европы, федерального министра и помощника Президента?

Становится грустно от того, что понимаешь: в России еще много маленьких городов, где сопротивляться беззаконию в тысячу раз тяжелее только потому, что их обошла вниманием Большая Политика.


Алексей Дуленков,
Депутат Совета депутатов города Голицыно Московской области
 
 
Статья опубликована в журнале «Городское управление», октябрь 2008 г.


Нравится



Нет комментариев.



Оставить комментарий о статье

Введите ваше имя:

Введите текст отзыва: